April 20th, 2009

О мировой экономике как очередом мифе наднациональной элиты

Задумался. А существует ли мировая экономика? Торговля, да – существует. Но экономика это нечто иное. Торговля не является чем-то самостоятельным, не порождает политики, то есть не создает свою особую экономическую общественную среду, и главное – НЕ СОЗДАЕТ ГОСУДАРСТВО. Я подумал что все эти мир-экономика и мир-системы – не отражают реальности. Главное все же наличие государства. Если не существует мирового государства ,нет системы общественного регулирования на уровне всех государств, то говорить о мировой экономике – значит сознательно лгать.
Мировая экономика – обман, потому что нет государства с названием «Весь Мир».
Поймите, все элементарно. Есть только отдельные государства и их экономики, есть межгосударственная торговля и спекуляция ценностями. Но никогда экономика не создавала государства или какой-то особой формы деления общества. НИКОГДА.
Я не знаток истории государств, но знаю наверняка – такого примера не существует. Государство выполняет интегрирующую функцию, одной из составляющих которой является торговля как внутренняя ,так и внешняя.
Поэтому все разговоры о мировой валюте – миф. Если сегодня доллар – «мировая валюта», то это говорит только о том ,что США являются империей-спрутом, и ее щупальца оплели весь мир. Но является ли государство США государством глобальным?
Ответ однозначный – не является. Для этого нет ни политических, ни материальных предпосылок. Собственно говоря, любая глобализация (или окультуривание, колониализация) сверху приводит лишь к одному – к ограблению колоний, а ни как не к их интеграции в единое государство. Все эти процессы если и имеют место, то идут очень долго и болезненно. Ни одна колония, не пройдя фазу образования своего собственного государства не сможет интегрироваться в чужое государство. Или хотя бы по началу должна быть присоединенной территорией, на которой эти зачатки уничтожаются, вопреки воле населения, как было со многими колониями, которые в последствии получили и государственность, и независимость.
В России, а после и в СССР государственность не исключала формирования собственной системы самоуправления у народов, вошедших в Россию. Империя только была дополнительным бременем, такой второй сигнальной системой. То есть была целостным организмом, а не паразитом, сосущим соки из захваченных территорий и их обитателей. То есть это был симбиоз верховной власти и периферии. То же самое было и в СССР. Только государство-империя все больше становилось государством всего народа СССР. В силу просто его «физической» и политической мощи, глобальности его функции, интегрированности вокруг нее всего населения страны, как граждан единого государства.
И дальнейший распад СССР всего лишь форма сепаратизма, когда интеграционные механизмы были разрушены, когда связь с ЦНС была потеряна, но уже сформированные клоны большой империи, то есть осколки некогда целостной государственности с легкостью перешли к стадии формирования национальных государств на тех территориях где этническое стало играть роль национального. Но освободительной борьбы не было. Не было ее потому, что все граждане СССР уже были гражданами единого государства, то есть были нацией советского народа. Поэтому им было легче просто взять часть государства и организовать свою этническую нацию.
Другое дело Россия. Она сохранила форму империи, сохранила наднациональную власть, которая в нынешних условиях становится обузой национальному развитию и формированию единой нации на основе единого государства Россия.
Сложность еще заключается и в том, что Россия не может быть этническим государством, какими с легкостью стали государства образованные вокруг своего этнического корня (Украина тоже не этнического государство, хотя очень хочет им стать и все что происходит с нею и ее народом есть в чистом виде сепаратизм и потому очень болезненный и острый). Россия может стать национальным государством, то есть государством всего народа, как его хозяина, только пройдя стадию перехода от империи к унитарному государству, и только через смену элит, то есть через гражданскую войну. Парадокс.