krylov_igor (krylov_igor) wrote,
krylov_igor
krylov_igor

Categories:

Что делает человека преступником?

Может я скажу банальные вещи, или же сморожу полную чушь, но мне на ум пришла одна «теория», которую я и хочу изложить. Речь идет о преступности, но не обо всей, а о преступлениях против личности, то есть когда жертвой преступника становится именно человек (или животное), а не вещь, не деньги, не материальные ценности.
Т.е. я различаю преступление и преступление. Далее станет понятно почему.

Немного предыстории. Я органически не приемлю преступность. Я ее закоренелый враг и идейный противник. Я воспринимаю преступность как личное оскорбление, как попрание моих прав и как посягание на мою жизнь. Вот так вот именно, и не меньше. И не важно, что убийца, вор, взяточник и тд и тп не причинил мне никакого вреда, что его жертвой явился не я сам ни мои близкие. Это не имеет никакого значения. Для меня важно, что преступник своим действием совершил что-то такое, что лишает его права на мое снисхождение, на право считать его равным, нормальным, полноценным.
Более того, я люто, неистово ненавижу всякую блатную культуру, всякие блатные песни и всю эту хню с блатной «романтикой» и тюремным душком, и честно признаюсь я бы был не против суда Линча для тех отморозков, выродков, которые тиражируют мировоззрение и ценности преступного мира, и приучают нас смотреть на мир через очки преступного сознания. Это в первую очередь относится к блатняку на радио и криминальным сериалам на ТВ, особенно в этом уродском деле преуспел канал НТВ, за что его и ненавижу, как самый мерзкий и некрофильский.
То есть у меня есть свой личный счет к преступникам, который пока (слава Богу) выглядит не вполне мотивированным, слишком эмоциональным, ибо и сам я не образец законопослушания. Вроде бы противоречие, или раздвоение сознания налицо. Но я не случайно говорил о преступлении против личности и преступлении как нарушении закона. Это как говорили в Одессе две большие разницы. В случае с собственностью и материальными ценностями (или интеллектуальными) важен размер. То есть все мы так или иначе присваиваем то, что нам не принадлежит. Присвоение присвоенного имеет свой рынок вторичного обращения, и этот рынок регулируется законами. Почему? Потому что борьба за собственность ведет к гражданской войне, то есть к массовой резне и убийствам. Поэтому любое общество защищается от этого созданием карательного и воспитательного инструмента – государства в лице одного из его инструментов – полиции и суда.
Убийство же всегда считалось самым тяжким грехом, и преступлением. И мера ущерба соизмерялась с тяжестью ущерба причиненного человеку: его организму, его душе или личности. Украсть редиску с грядки и отнять конфетку у ребенка, не говоря уже о жизни человеческой, которая бесценна – не одно и то же. Не случайно в сознании людей, морально и нравственно полноценных, преступление против личности, посягание на чужую жизнь являются своего рода табу. То есть они вообще вынесены за рамки закона, они – недопустимы не по тому, что будет наказание и очень строгое, а потому что такое действие что-то разрушает в нас самих.
Тут я хочу обратить внимание на то, что страх наказания в этих случаях имеет меньшее значение, чем скажем, когда мы воруем, «берем», или нарушаем любые установленные законы. Не хочу влезать в физиологию этого вопроса, но думаю что эта тема уже довольно глубоко и всесторонне исследована. Но так как пользы от этих исследований пока ноль, думаю изучать проблему можно и как–то иначе, например, изучая свое отношение к ней, что я и делаю.
То есть если убийца даже знает, что его ждет смерть, он все равно не сможет остановиться, потому что у него отсутствует (сломан, не сформировался) специфический механизм торможения, отторжения преступного замысла. Поэтому если Лаброзо и не прав, что форма черепа выдает патологию, то уж «форма» личности совершенно точно должна, обязана выдавать эту человеческую неполноценность. Только мы не знаем, что мы ищем, какую форму «черепа».
Собственно говоря, в определении этой патологии и заключается мое «открытие». Естественно для меня оно может быть и открытие, но не для более знающих и компетентных людей. Но все же и личный опыт надо как-то осмысливать, и это тоже имеет определенную ценность, так как не все читают книги по криминалистике и изучают на практике психологию поведения убийц. Хотя если судить потому, как плохо мы боремся с этим видом преступлений, даже с точки зрения профилактики, что мы до сих опор не выявили основные причины порождающие преступников-убийц (ну про лишнюю хромосому я говорить не буду, или про психические отклонения – все это не главное, а отражающее индивидуальные особенности отдельного преступника), - то можно предположить, что мы на самом деле не знаем с чем надо бороться и на что надо обращать внимание.
Дальнейшие выводы я делаю исходя из личного опыта и своей философской интуиции. Поэтому не собираюсь доказывать их непогрешимость. Просто для меня сегодня это единственная логичная схема, объясняющая природу преступлений против личности и механизм формирования преступника. Все же и для личной безопасности это может пригодиться.
Если исходить из того, что все же человек преступником не рождается, и преступником человек становится уже после совершения преступления, то где-то между этими событиями и находится тот момент, когда формируется некая ущербность сознания, которая и является специфической для этого вида отклонения в развитии и поведении личности.
Люди все разные, их разность выглядит весьма причудливо. Однако есть нечто общее в формировании всех людей в зависимости от возраста и развития их сознания. Если посмотреть на характер, на привычки и причуды каждого отдельного человека, то наверно можно составить генеалогическую линию созревания его личности. И вот где-то на этой линии и находится тот тупичок, в который однажды уперлось его сознание и в своем движении в нужном направлении застопорилось, или продвинулось не достаточно.
Недавно я лежал в больнице. Палата своего рода социум. Лежат разные люди, в основном – нормальные. Но все разные. Однако через некоторый промежуток времени начинаешь чувствовать себя среди них или комфортно, или не очень. Опять же разные для этого есть причины. Вплоть до каких-то психических, моральных или духовных патологий. Но в основном все социально не агрессивные и контактные. Однако есть еще и специфические маркеры, которые позволяют ощутить некоторую безопасность среди незнакомых и чужих людей. Это своего рода как запах. Не знаю, как это объяснить, но я чувствую, что для ощущения безопасности исходящей от другого человека должна наличествовать в его поведении какая-то особая «специя», ингредиент. И этот ингредиент по моим наблюдениям – способность к саморефлексии.
По моему, именно способность к САМО-рефлексии позволяет человеку видеть в другом человеке не вещь, не предмет, а личность. То есть, как я догадываюсь, с преступником-убийцей на эту тему говорить бесполезно, то есть подобный дискурс ему не ведом.

В палате тоже подбираются люди разные. Но все же тут показательно, что речь идет о здоровье (а точнее о сердечных патологиях), то есть человек проявляется с изнанки. Иначе и быть не может: сегодня ты здесь, а завтра - ? Вот если у человека нет навыка и способности к саморефлексии, то и могила как говорится его не исправит. То есть болезнь весьма способствует самоанализу, выявляет способность к нему, если она конечно есть. Само собой начинается обмен мессаджами по поводу этой рефлексии. И вот что мне думается. Насколько я могу судить в тюрьме (тоже модели общества) откровенность, обмен положительным опытом переживания и отслеживания изменений в своей внутренней жизни не приветствуется и всячески подавляется. Думаю, подавляется как деструктивное разрушающее блатной дух, и именно теми, кто этим качеством не обладает – то есть потенциальными преступниками. Животным же не ведомо это качество. Почему же оно должно быть ведомо людям живущим по биологическим законам?
Посмотрите наше нынешнее кино. Там преступники все сплошь рефлексируют. Они думаю о себе, о своей жизни, то есть престают перед нами не как преступники, а как оступившиеся, как жертвы, как обычные люди. Это очень опасное заблуждение, так как подобные фильмы всего лишь адаптация к чужому миру, попытка преукрасить его, приспособить к своему мировосприятию, не осознавая того, что они - НЕСОВМЕСТИМЫ! Да-да, как гений и злодейство!
Но это не самый большой грех популяризаторов патологии. Тут как бы основа имеется здоровая, то есть мы как бы признаем, ну да, мы живем в этом мире, что же делать, надо что-то хорошее в нем находить. То есть это своего рода компромисс, часть процесса публичной саморефлексии, попытка увидеть среди преступников подобных себе и при этом остаться человеком самому. Наверно такой подход оправдан по отношению к преступникам, но не оправдан по отношению к уголовщине и преступности в целом.
Однако куда хуже обстоит дело, когда вроде бы невинные сериалы вдруг начинают транслировать истинную психологию преступника, конструировать его мировосприятие, где напрочь отсутствует саморефлексия.
То есть я хочу обратить внимание на то, что уровень нравственного здоровья в обществе стал критическим, что Евсюковы стали появляться не только на экранах камер наружного наблюдения или в криминальной сводке, но и в сферах формирования духовного контента. Это все равно, что попасть в колонию для малолетних, где как раз и закрепляются навыки криминального типа поведения. На всю жизнь.
Омерзительный в этом смысле сериал «Лабиринт», который идет по НТВ. Просто омерзительный именно отсутствием хоть какого бы то ни было намека на наличие этой самой саморефлексии у его авторов. Мое нравственное чувство при просто прослушивании этой мерзости, которую смотрела вся палата, испытывало настоящие мучения.
Но вернемся к сути. Есть разные семьи. В «плохой» семье вырастали нормальные дети, и в хорошей, благополучной – появлялись преступники. Но для советского периода развития нашей страны первое было типичным, а второе – не типичным, потому что общественная среда воспитывала в духе коллективизма, нравственности, ответственности. Тем более что намного большее значение в воспитании человека играла школа, которая этой саморефлексии все же худо-бедно, но обучала. Учителья, родители, старшие товарищи постоянно (кто помнит) обращались к сознанию ребенка, к его формирующемуся нравственному чувству, извлекали из под спуда его способность к анализу своего поведения, своих действий, указывали ему на возможность таких действий, на их желательность.
Еще очень важное следствие развития саморефлексии является постепенное одухотворение живого. Если в самом юном возрасте мы все же бываем жестоки и к друг другу и к животным, мучаем порой своих питомцев, даже убиваем их, то со временем мы начинаем их одухотворять. Тут не маловажную роль играют сказки, а в советское время – мультики, где животные действуют как люди, то есть способные думать, чувствовать, любить. Вроде бы мы все понимаем, что животное не тоже что человек, однако уже однажды признав в них это качество, большая частью людей воспринимает живое через призму личности, то есть видит в животных личность, душу. Конечно, есть и мясокомбинаты, и птицефабрики, и дезостанции, охота есть, как профессиональный вид убийства живого или добычи пищи. Все это есть, но одновременно (в нормальном обществе) формируется инструмент самозащиты - саморефлексия, нужный нам для того, чтобы обезопасить себя от внутренних ошибок, воспринимать себя как нечто изменчивое, живое, духовное, нравственное, а на примере этого – одухотворять и другого.
Именно в этом мне кажется лекарство защищающее нас от личностной патологии, тогда как его отсутствие – есть главная причина формирования сознания будущего или потенциального преступника. И именно в этом случае бывает достаточно, чтобы сработал пусковой механизм, и человек буквально перерождается в монстра, хотя таковым он был всегда, только мы этого не замечали.
Поэтому есть «до конца» преступники, рецидивисты, а есть преступники незаконченные, как в фильме В. Шукшина «Калина красная». Мог ли Егор Прокудин, если бы он был законченным, закоренелым преступником понять страдания своей матери? Думаю, что нет. Едва ли бы он мог понять, почувствовать ее страдания, и вряд ли бы это вызвало у него такого сочувствие, если бы эти чувства не были свойственны ему самому, если бы он их не отрефлексировал в самом себе.
Поэтому я лично для себя рассматриваю наличие саморефлекторных навыков как единственный критерий оценки потенциальной опасности и склонности к преступлениям против личности. Если они есть, то мы имеем дело не с потенциальным уголовником, а нормальным человеком. А если нет, то велика вероятность, что достаточно поместить этого человека в криминальную среду, и он вскоре станет законченным мерзавцем.
Не удивляет меня и то, что сегодня милиция наверно уже вышла на первое место по числу совершенных ее работниками преступлений против личности. Подобное тянется к подобному, а альтернативная этика, этика так сказать «санитаров улиц», дядь Степ у нас сегодня не в «топе». То же самое происходит и в среде офицеров, да и в любой среде, в которой подавление личности является частью профессии – даже например в боевых видах единоборств. Лежачих у нас сегодня не только бьют, но просто – добивают.
Саморефлексия, которую часто отождествляют с нашей национальной склонностью к самобичеванию и самоедству – это механизм защиты от криминального самоуничтожения Изживая нашу нравственное чувство, нашу мировую ответственность за все происходящее, лишая себя религиозного трепета перед собственной личность – мы лишаем себя человеческого будущего и человеческого облика.
Subscribe

  • Почему Украина не исчезнет

    Почему Украина не исчезнет https://www.facebook.com/IschRostVl/posts/12770974857.. Не согласен с автором. Государства просто так не исчезают с…

  • (no subject)

    Бес(з) истории Ничего в былом не изменить Даже если очень захотеть Остается только лишь винить Тех кто угодил как рыба в сеть Хоть они виновны…

  • Отечество

    Я почетный гражданин своей страны Никакие мне награды не нужны И единственный заслуженный почет Для меня что я России патриот Пусть другие тратят…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments